Осколки кривого зеркала

Истории и события персонажей в прошедшие времена и, возможно, в других городах и странах.

Осколки кривого зеркала

 #1  Сообщение Доринел Ковальски » 18 май 2013, 17:21

Амстердам. За пару ночей до нынешних событий.

      Вот оно... пьянящее витэ разливалось по мертвым венам, в голову будто ударила горячая струя пара, в глазах слегка потемнело, а затем все наполнилось новыми красками. Опустив свою жертву на скамью, Доринел развернулся и побрел по этому новому, красочному миру. тело звало вперед, желая сорваться с места и бежать, мертвое сердце, казалось, сейчас забьется и вырвется из груди, движения редких прохожих казались какими-то плавными, медленными. Петляя во дворах, он вдыхал запах крови, оставшейся на его губах и языке, заставляя себя еще и еще раз переживать момент первого глотка...
      Кот спал, как обычно растянувшись на плечах Малкавиана.
      Проходя очередной узкий дворик, Доринел почуял запах живого человека, а затем увидел дернувшуюся тень около дороги... Наконец спустив себя с поводка, он резко зашагал к привлекшему его силуэту.
      Нелепое. Дано тело. И нога, существующая отдельно. Тяжелая, словно колонна. Нога волочилась за бедрами, пришитая грубыми невидимыми нитями, звучно лопающимися при каждом движении. 'Когда же, наконец, ты оторвешься? Когда дашь мне еще более нелепо скакать в темноте по холодной улице на своей единственной тонкой жерди?'
      У жерди не было равновесия, она не могла сгибаться, и, тем не менее, была невероятно легкой и податливой.
      И так чередовалось почти бесконечно: жердь и колонна, внешне выглядящие совершенно одинаковыми ногами. Худыми и белыми. Они вышагивали совершенно курьезно, неся над собой полуслепое, согнутое тело, хватающее тонкими руками воздух, в глупой надежде зацепиться за него.
      Сколько таких же опьяненных ходило в этот час по Городу? Они мешались, путались под ногами, смешили окружающих, тормозили движение на дорогах. И бесконечно содрогались в приступах болезненного оргазма, разливающего по сухим дорогам вен сотни разных ощущений.
      Нелепое. Шло медленно, чередуя жердь и колонну.
      "Интересно...". Беглого взгляда хватило, чтобы оценить ситуацию. Зрелище выглядело бы довольно смешным, если бы не было таким жутким в своей нелепости и жалости. это было одно из тех всеми забытых и заброшенных существ, которые сейчас так же нелепо ковыляют по этой Земле. Но именно это сейчас попалось Доринелу. Почему? Малкавиан всмотрелся в бледное, полумертвое лицо, напоминавшее больше кожаную маску. Увиденное сказало ему, что при жизни маска была довольно симпатичной. Тысячи таких же масок встали перед глазами, слились в чудный танец и испарились в воздухе. Но перед ним именно эта. Почему?
      Подойдя к ней, вампир молча поднял ее на руки и понес по полуразбитому тротуару, направляясь к месту, где он обычно коротал дни.
      И затем больше не нужно было волочить за собой тяжкую ношу. Колонна и жердь уровняли друг друга, свисая с рук незнакомца.
      И затем больше не нужно было искать опоры, чтобы удержать равновесие. Не нужно было прогибаться вперед, лишь бы не опрокинуться навзничь, на спину. И дышать, наверное, скоро тоже будет не нужно.
      Нужно просто быть собой: тонким скелетом, с натянутой на него кожей и остатками разума.
      Лотте почти не шевелилась. Ей грезилось, что она, наконец-то, упала, потеряв сознание, и, должно быть, лежит сейчас где-то в парке на жестком тротуаре. Или же вовсе, сбита машиной, что было бы лучшим для нее вариантом.
      Секунду он удивлялся. Ни сопротивления, ни попыток возразить... Вообще никаких эмоций. Просто мешок костей и крови, который еще почему-то дышит. Но... она попалась ему здесь, а не кто-то еще. Точно так же, как тогда, когда крик брата разбудил его, и он обнаружил кота, сидящего рядом с собой. ничто не происходит просто так. Узнавать у мешка с костями, кто она и вообще пытаться с ней говорить было очевидно невозможным - девушка была где-то между третьим и четвертым кругом рая. Или ада. Но не здесь. И он молча нес ее по ночному городу.
      Дойдя до железной ограды, отделявшей его мир от остального, Доринел оттолкнулся от земли, прилив мышцам немного живительного витэ, и легким прыжком преодолел это препятствие. Приземляясь, старался держать ее покрепче, но вместе с тем быть с ней осторожен. Опустившись на ноги, кинул беглый взгляд на белое здание давно покинутой лечебницы и вошел внутрь.
      Осторожно опустив тело девушки на полуистлевшую обивку кушетки, малкавиан устроился рядом, дав, наконец, Адриану побегать самостоятельно. К его удивлению, животное как-то странно напряглось и село рядом с девушкой.
      Мешок с костями действительно дышал. Прохладный воздух с трудом проникал в тонкие ноздри и приоткрытый рот, толчками выходя обратно и содрогая легкие, а вместе с тем и слабую грудь, болезненно дергая диафрагму вверх.
      Под посиневшими веками быстро-быстро двигались глазные яблоки. Изредка 'мешок-с-костями' пытался моргать и жмуриться, словно его глаза были открыты.
Так продолжалось несколько минут, пока изо рта Лотте не послышалось странное бульканье, исходящее из самой глотки, и она не закашлялась, повернувшись на бок и торопливо сплевывая какую-то белую прозрачную слизь прямо на кушетку.
      - Тебе никто не говорил о соблюдении дозы? - тихим голосом вопросил Доринел, когда девушка, наконец, откашлялась и очистила рот и горло от белой пены. Он раздумывал над тем, как бы подыстрее привести ее в себя, но у мертвого нет таких потребностей, как вода, еда или лекарства, а посему запасов оных у Доринела с собой не было. Оставалось лишь призвать на помощь силу своего витэ, но... Но, решив пока не спешить, Ковальски просто сел рядом с девушкой и приложил ей руку ко лбу. Сила его разума была сейчас как раз кстати, рука действовала как анестетик, снимая все неприятные и болезненные ощущения, бушевавшие в теле девушки. (Помешательство. Страсть. Притупление чувств)
      Лотте часто заморгала, попытавшись слабой рукой убрать со лба незнакомый холодный предмет, но та, не пройдя и половины пути, тяжело упала обратно на обивку. Глаза сильно слезились: белые пятна светящихся стен, отражающих жидкий свет фонарей с улицы, темные очертания предметов, чьи-то фигуры. Сколько людей было в этой комнате? Пять ли? Шесть? Или же здесь совсем никого нет?
      -Кто Вы? Вы доктор? Я снова в больнице... Мистер Кросс, это Вы? Я помню, что обещала. Мне очень стыдно...
      Неприятные ощущения в тонких стенках желудка постепенно утихали. Даже невидимый зверь, силящийся выкарабкаться наружу через рот очередной порцией жидкой пены, постепенно сошел на нет, растворяясь где-то под ребрами.
      - Доктор? Нет. - сложные конструкции сейчас были не лучшим вариантом для изнеможенной девушки, а посему Малкавиан старался говорить проще. Руку с ее головы он пока не убирал. Все-таки, его холодная кожа сейчас должна была благотворно действовать на ее голову, да и ощущения от прикосновения, несмотря на плачевное состояние его гостьи, были весьма приятными. - Сколько ты приняла?
      - Я не знаю, Мистер Кросс,- наконец, ладонь девушки встретилась с холодной кожей руки незнакомца, медленно перетаскивая ту со лба на жмурящиеся веки.- Здесь очень яркое освещение... Я в реанимации? Что за таблетки Вы мне дали?...
      Оглядев темную комнату, слабо освещаемую фонарями, уныло согнувшимися над дорогой за окном, парень окончательно понял, что говорить с ней сейчас - дело бесполезное. Поэтому он позволил ей приходить в себя и дальше, ограничившись коротким ответом:
      - Обезболивающие.
      Вместо этого, он свободной рукой стал ощупывать ту ногу, которая была немного с виду повреждена, внимательно ее осматривая. Другую руку он так и оставил на глазах девушки.
      Где-то в области коленной чашечки наливался крупный синяк, сквозь кожу наружу проступали болезненные капилляры, расползающиеся мелкой паутиной вниз. Внешне колено выглядело несколько распухшим.
      - Спасибо.
      Лотте осторожно ощупывала холодную кожу 'Мистера Кросса', перебирая теплыми пальцами вверх, к его запястью.
      - Прошу, только не давайте мне спать...
      "Не давать спать? Почему?"
      На секунду Малкавиан вспомнил свои собственные сновидения: у него была не менее веская причина не любить дневной сон. Проблема не была особенно трудной, но Малкавиану стоило что-то придумть.
      Что делать с больным коленом, Малкавиан не представлял. Девушке определенно требовалась медицинская пмощь, а ничего подходящего, равно как нужных навыков в лечении у Доринела не было.
      Прикосновения ее пальцев были столь приятны, что ему захотелось усилить их до предела, но сейчас требовалась чистота разума, которая у Доринела случалась не так уж часто, чтобы разбрасываться этими моментами.
      - Скажи, где ты живешь? Я отнесу тебя домой.
      Незнакомец почувствовал, как морщится и напрягаются брови под его ладонью. Как глаза снова начинают бешено вращаться под веками. Они бы раз за разом прикасались к ледяной поверхности своей влажной теплой оболочкой, покрасневшей от лопнувших сосудов... Если бы не эта проклятая, защищающая их кожа.
      - Я не хочу домой. Оставьте меня здесь.
      Болезненно-бледное существо перетащило руку 'врача' еще ниже - к губам, обдавая её горячим дыханием, выходящим наружу сквозь раздувающиеся ноздри.
      - Я не хочу домой,- снова глухо повторила Лотте сквозь накрывшую её рот ладонь, так четко, как могла.
      - Хорошо, - ответил Доринел. Его рука спалзла ниже, открывая верхнюю часть ее лица... Оно было весьма симпатичным, если закрыть глаза на многочисленные разрушения, нанесенные ему наркотиками. Закрыть глаза... Доринел опустил веки... раз, два, три. Узоры. Витиеватые нити, причудливо скручивающиеся в самые замысловатые формы и образы. Он приготовился увидееть Истину и открыл глаза. Теперь перед ним не было ни девушки, ни грязной комнаты с разбитой мебелью и выбитыми окнами. Все стало Узорами. Всмотревшись в Истину, Доринел увидел... увидел живое, но едва бьющееся сердце, почувствовал, как дрожат припухшие веки... Это она... Малкавиан всмотрелся в девушку, пытаясь понять. Кто она? Почему и от чего бежит? Чего желает?... Красочные переливающиеся образы и формы плясали перед глазами, гипнотически увлекая разум за собой. Он смотрел и видел... (Помешательство. Глаза Хаоса.)
      Холодное северное море, неприветливое и серое, почти сливающееся с угрюмым темным небом. Вверху - черные силуэты чаек раз за разом вторгались в мутную воду, будто пытаясь разбиться... Но, вместо того, продолжали плыть, а вынырнув, совершали всё те же странные маневры.
      Где-то очень далеко, балансируя на тонкой полоске горизонта, стояли рыбацкие корабли и лодки с выброшенными вверх сетями, сделанными из тонкой острой проволоки, застывшей в воздухе. Когда черные птицы попадали в них крыльями, их разрезало на множество мелких кусков, медленно исчезающих в тяжелом воздухе.
      На берегу в невообразимо огромных количествах валялись использованные шприцы, окурки, какие-то таблетки... Ребенок, лет 6-7, сидящий у самого берега, сосредоточенно держал над своей бледной маленькой рученкой очередной тонкий шприц с внушительно-толстой иглой, силясь применить его по назначению. Но медлил. И, чем больше он медлил, тем сильнее разливались серые воды моря, постепенно заглатывая береговые камни, мусор, подступаясь к детским ногам..
      По мертвой спине будто пробежали мурашки. От картин перед глазами и девушки веяло смертью. Что там, в этих "серых водах"? Малкавиан глубоко погрузился в размышления, разгадывая узоры, извивавшиеся перед глазами, слегка выпадая из реальности. Затем снова закрыл глаза, возвращая свое зрение в стандартный режим.
      Когда же Малкавиан очнулся от видений, Лотте уже спала. Одна из её рук привычно покоилась на животе, другая - зарылась в толстую копну волос, систематически двигая пальцами и переодически слабо сжимаясь в кулак. Лицо её разгладилося и приобрело, наконец, совершенно спокойное выражение. Дыхание вырванялось, постепенно замедляясь.
      "Не давать спать... черт". Малкавиан положил девушке руку на лоб, а другой слегка пошевелил спящую девушку, вырывая ее из объятий Морфея. Ведь если она просила не давать спать, возможно, на выходе ей грозили кошмары, а что такое кошмары, Доринел прекрасно знал. Кот будто понял своего хозяина, запрыгнул на живот девушку и выпустил когти на тонкую, почти прозрачную кожу девушки, действуя весьма аккуратно для животного.
Доринел Ковальски
Неместный
 


Вернуться в Флэшбэки (прошлое)


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron