Дела давно минувших дней...(с)

Истории и события персонажей в прошедшие времена и, возможно, в других городах и странах.

Дела давно минувших дней...(с)

 #1  Сообщение Ева Адель Мейер » 03 мар 2012, 05:11

Германия, 2006г.
Селесте и Кристоф
/сыграно Адель и Дрезденом/

      Эта кочевая стая Шабаша расположилась, как обычно, на заброшенном складе, на окраине города. Убежище было достаточно большим для всех членов стаи и нескольких гулей, присматривавших за ним днём. Кроме того в промзоне было безлюдно и в наличии имелось предостаточно места, чтобы прятать трупы. В общем, просто находка.
      Вместо того чтобы соваться самой, первой, как и обычно Селесте пустила маленькую тень... Разведчика. Сама же оставалась на расстоянии довольно отдалённом, чтобы её не почуяли.
      Тень вернулась через минут десять. И доложила, что у входа дежурит пара гулей и один кровосос. Ещё двое находятся в главном помещении, а остальные, по всей видимости, - за дверями со странными символами, через которые она пробраться не смогла.
      Девушка решила действовать по старинке - подойти и пафосно узреть всё своими глазами, подойдя на достаточное расстояние, чтобы наверняка устроить "тёмную", а следом и мясорубку, иначе не назвать. Как понимала и то, что при первом же подозрении на то, что её попытаются уничтожить, уйдёт в теневую форму.
      Так она и пошла, неторопливо прогуливаясь всё ближе.
      Вблизи она заметила чёрный внедорожник, спрятанный за кустами. Припарковали его здесь недавно - мотор всё ещё издавал щёлкающие звуки, остывая.
      Что вызвало соответствующий рефлекс - принять форму тени и просмотреть местность с прорицанием - сколько объектов может быть на местности. К тому же не факт, что она смогла бы пересечь барьер, о котором сказала тень.
      Объектов в поле зрения не обнаружилось. Только две цепочки следов, ведущих к складу.
      Торопиться было некуда. Селесте прислушалась и, не покидая формы тени, двинулась к окну.
      Ближе к складу следы расходились: одна пара направилась к главному входу, а вторая обходила склад вдоль стены.
      "Патруль или разведка... А, может, кого-то ищут"...
      Селесте последовала за тем, кто пошёл к главному входу.
      Ещё на подходе Селесте услышала разговор. Деталей пока было не разобрать, но, похоже, отношения между говорящими накалялись. И один из них перемежал свою речь междометием "йо".
      Селесте не стала вмешиваться, а осторожно, стараясь оставаться незамеченной, придвинулась так, чтобы можно было подсмотреть, кто там.
      У самого входа обнаружились гули. Судя по отсутствию повреждений на телах, они просто спали. Чуть дальше, в самом помещении, стоял чёрный в кожаной куртке и бандане и втирал что-то троим агрессивно настроенным вампирам. Из-за его акцента и обилия неологизмов Селесте не могла толком понять всё, что он говорит. Однако, речь шла о какой-то бандитской встрече на этом месте и о том, что им лучше убираться оттуда, пока она целы.
      Через десяток шагов она услышала выкрик и грохот выстрелов из чего-то крупнокалиберного. Выкрик Селесте услышала отчётливо: "Deus Vult!" А вот первая же акустическая ударная волна её порядком оглушила. Так что точное количество выстрелов ей определить не удалось. А потом стало снова тихо.
      И, поднявшись повыше, вампир последовала по прежнему пути.
      Чёрный ход оказался небольшой лесенкой, ведущей к массивной металлической двери, закрывающейся изнутри. Впрочем, проникать сквозь щели не было смысла - в гаражной двери, расположенной чуть правее, была аккуратная дырка размером как раз с человека.
      И Селесте последовала в ту самую дырку, старясь особенно не "кучковаться".
      Внутри оказались горы стеллажей и коробок. Несколько аккуратных кучек праха и дверь в другое помещение. Косяк двери и пол рядом с ней был исписан некими символами.
      На этот раз Селесте рисковать не стала - а снова призвала мелкую шпионскую тень и отправила за символы...
      Тень снова потопталась около символов и, не солоно хлебавши, вернулась обратно.
      Пока топталась тень, Селесте попыталась распознать символы. И опасны ли они для неё.
      Подобные символы она видела разве что в книгах Джервэйса и Амарант. И ей даже удалось вспомнить, что они нужны для того, чтобы уплотнить Покров между этим миром и Умброй. Что в данном конкретном случае означало, что пройти внутрь в виде тени Селесте не удастся. И воспользоваться Властью над Тенью внутри - тоже.
      Подойдя к самому краю прохода, девушка заглянула внутрь, прибегая к возможностям собственного зрения - будь то просто видение в темноте или прорицание.
      Её физическое восприятие осталось незатронутым, так что Селесте без труда разглядела длинный коридор, исписанный символами и открытую дверь на другом его конце. Судя по дрожащим бликам на стене, помещение, в которое он вёл, было освещено свечами или факелами.
      Селесте снова приняла свой облик и попыталась стереть символы, подняв силу до той степени, чтобы сцарапать их.
      После пары ударов по бетону Селесте удалось создать трещину достаточной длины, чтобы нарушить целостность цепочки символов.
      Снова приняв форму тени она заскользила внутрь.
      В тускло освещённой свечами комнате она увидела несколько кучек праха, ритуалиста, сидящего в самом центре и приходящего в себя после нарушения целостности его магического круга. И коротко стриженого человека средних лет в чёрном тренчкоте и с клевцом в руках. Неожиданно для самой себя Селесте вспомнила Кристофа фон Мурнау, стоящего перед Джервэйсом в лесной роще. Отчасти из-за того, что, смени этот человек с клевцом одежду, причёску и оружие на меч, он ничем бы не отличался от охотника, которого она встретила ещё на заре восемнадцатого века.
      - Кристоф,- шепчущий голос с явным французским произношением раздался по правую сторону от человека, как будто она стояла рядом.
      Тот медленно повернул голову в сторону источника звука, не выпуская ритуалиста из поля зрения.
      Селесте пока не стала предпринимать каких-то действий. Она молча наблюдала, может, узнает что-нибудь от последнего из группы. Но если его попытаются убить - то непременно вмешается.
      Больше человек не шевелился. А вот "последний из группы" медленно встал с колен, отрастил когти и с угрожающим видом двинулся в сторону человека.
      - Оставь его мне,- тихо прошептала Селесте на старофранцузском на ухо карателю, перемещаясь по потолку и за спину нападавшему, где, сперва обретя очертания себя, вернула форму и намеревалась немедля вцепиться в глотку инферналиста - она потратила слишком много крови, чтобы тратить чужую напрасно.
      Человек не сдвинулся с места, а ритуалист был слишком усталым или рассеянным, чтобы заметить Селесте или попытаться хоть как-то защититься от нападения.
      И она стала пить, крепко прижав по возможности руки жертвы к телу, показывая кто здесь действительно хищник. Пить Душу Зверь отказался. Доведя жертву до торпора, она просто открутила ему голову, давая домереть окончательно.
      - Гори в Аду... - напутствовала она всё так же, не меняя произношения.
      Человек задумчиво смотрел на неё, взвешивая в руке оружие. Вид у него был скорее заинтересованный, а не угрожающий, словно он колебался спросить что-то или всё же не стоит.
      Закончив своё грязное дело, Селесте остановилась, тоже глядя на человека. "Он или не он? И если он, то как прожил столько лет и почему она о нём ничего не слышала"?
      - Откуда вы знаете моё имя? - наконец поинтересовался человек.
      Говорил он на современном французском с лёгким немецким акцентом, совсем как фон Мурнау.
      - Ты похож на предка,- говорила она тихо, как будто было что от кого скрывать,- очень похож,- она прошла мимо и намеревалась пройти дальше к выходу, но у входа остановилась.
      - Я чувствую себя антиквариатом,- она засмеялась, правда, смех голоса, изменённого ритуалами, напоминал смеющихся призраков из фильма ужасов, а не просто усмешку.
      Как ни странно, человек не испугался, скорее, ещё сильнее заинтересовался и даже опустил оружие.
      - Предка? Как его звали?
      - Кристоф... Фон Мурнау, 1698 год,- тот од она помнила на удивление хорошо - ещё бы - это был год её становления... Тогда ей много с кем пришлось познакомиться буквально в первые дни своей новой жизни.
      Селесте догадывалась, что работа тут уже сделана, но нужно было проверить... На всякий случай, так что она намеревалась пройтись по округе и проверить, насколько чисто работает современное поколение Мурнау.
      - Близнецы Мурнау, - человек с пониманием покивал. - Я читал дневники Кристофа. Он был... крайне неординарной личностью. Много писал о тех, с кем ему приходилось работать. Как о врагах, так и о союзниках.
      - Интересно,- "интересно было бы прочесть",- звучало в её словах, говорила она так же тихо, удаляясь из помещения и рискуя вскоре исчезнуть из виду.
      - Он скоро придёт за своим слугой, - бросил ей в догонку Кристоф.
      Селесте остановилась и развернулась, пребывая на грани видимости.
      - Маленький мальчик боится чудовища из Преисподней? - Было заметно, что она старается говорить на современном французском. даже современными словами, но получается весьма посредственно.
      - Я хотел бы с вами поговорить, - просто сказал Мурнау. - Но сначала нам придётся убить демона.
      - Придётся? - Она улыбнулась, как будто он только что решил устроить себя её помощником, или, как модно говорить, напарником.
      - Я слишком долго его выслеживал, чтобы дать демону уйти, - Кристоф пожал плечами.
      - А причём здесь я? - Равнодушным тоном продолжила она, как будто бы и не собиралась им мешать.
      - Вам лучше задержаться, - вежливо заметил Мурнау. - Там мои напарники, они могут принять вас за вампира из местной стаи. Это было бы... некстати.
      - Напарники? - Она просмаковала неродное словечко, произнося вслух, а потом снова усмехнулась,- это те, которые не могут договориться между собой?
      - С теми троими мы как будто бы договорились, - невзначай заметил уже виденный ей ранее чёрный парень, заходя в коридор.
      Банданы теперь на его бритой голове не наблюдалось, зато на груди висело серебряное распятие, а в руке он держал крупнокалиберный револьвер. Говорил он тоже на французском. И без акцента, если не считать за него современный быстрый говор, из-за которого Селесте понимала его ещё хуже, чем Кристофа.
      Селесте скривилась не то от скорости говора, не то от того, что мало что вообще поняла.
      - Тот образ подходил тебе лучше,- "мальчик".
      - Спасибо, я очень старался, - с сарказмом ответил тот. - Но главное, что он работает. Верно, брат Антоний?
      - Истинно так, - Селесте услышала третий голос в непосредственной близости от своей шеи.
      Селесте попыталась уловить человека боковым зрением.
      Ей удалось заметить фигуру в чём-то, напоминающем рясу нищенствующего монаха с тяжёлым капюшоном. Как ей удалось прокрасться Селесте за спину, оставалось загадкой. А ещё она заметила, что фигура держит у её шеи клинок.
      Девушка неторопливо поправила бледными пальцами ворот своего плаща и медленно повернулась.
      - Бросайте сии глупости,- равнодушно произнесла она.
      - И дать кровососу и убийце уйти? Я так не думаю, - фигура в рясе старалась говорит спокойно, но Селесте почти физически ощущала исходящую от человека ярость.
      - Дай ей уйти, Антоний, - скомандовал Кристоф. - Мы здесь из-за демона, а не для того, чтобы убивать каждого встречного.
      - Я и сама уйти могу, если то понадобится,- она повернулась лицом к человеку,- гнев есть одна из человеческих слабостей и смертных грехов, брат Антоний.
      Инквизитор смотрел ей прямо в глаза и ответил словами из покаянного псалма:
      - Утомлен я воздыханиями моими: каждую ночь омываю ложе мое, слезами моими омочаю постель мою. Иссохло от печали око мое, обветшало от всех врагов моих. Удалитесь от меня все, делающие беззаконие, ибо услышал Господь голос плача моего, услышал Господь моление мое; Господь примет молитву мою. Да будут постыжены и жестоко поражены все враги мои; да возвратятся и постыдятся мгновенно.
      Антоний произносил псалом на латыни, но тон его не изменился. И Селесте вспомнился воин Салюбри, читавший этот самый псалом, стоя на коленях в часовне Доменико.
      - Гнев не сделает тебя сильнее, брат Антоний,- Селесте задумалась, чем она может сгладить ненависть этого человека,- не послушаешь меня, послушай себя,- она неторопливо потянула руку ладонью к тому месту, где у человека было сердце.
      Монах, судя по всему, прикосновения не опасался и сопротивляться не стал.
      - Это не мой гнев. Это гнев Божий. И ему не иссякнуть, пока все враги Его и рода человеческого не будут повержены...
      - Мне бы не хотелось прерывать вашу чрезвычайно поучительную беседу, но мы уже не одни, - заметил чёрный парень. - Если у вас тут намечается что-то романтическое, то это тоже подождёт.
      Антоний в ответ бросил на него свирепый взгляд, а Мурнау скомандовал:
      - Антоний, попробуй найти укрытие, чтобы подобраться к демону сзади. Ксавье, прикрой меня. Только не лезь на рожон, чтобы мне не пришлось жалеть о том, что взял тебя с нами.
      "Не до романтики",- с негодованием подумала Селесте и, приняв форму тени, взмыла под потолок, забиваясь в самый тёмный угол, откуда спокойно сможет вызвать своих теневых помощников, к чему и прибегла. пока было время.
      Брат Антоний уже исчез. Просто растворился в воздухе, как будто его и не было, не оставив ни единого следа. Ксавье встал по левую руку от Кристофа, развернувшись ко воду в помещение. Гость не заставил себя долго ждать. Он был вполне человеческой формы, но тело его было словно соткано из непроницаемой черноты. Войдя внутрь, он щёлкнул пальцами, свечи вокруг погасли, и помещение мгновенно погрузилось в густой, почти живой мрак.
      Демон не стал ждать, и, когда теневые щупальца потянулись к нему, сделал шаг в сторону, мгновенно оказавшись в другом конце помещения. Мурнау отправился за ним, но демон протянул в его сторону руку, и сгусток Тьмы под ногами Кристофа обволок его и проглотил. Ксавье с криком "Deus Vult!" выпустил пару путь в противника, но они не оказали на него почти никакого видимого эффекта.
      Селесте спустилась вниз и наклонила голову. как для молитвы, правда, это была совсем не молитва, а концентрация, в ходе которой её тело стало покрываться странной тёмной плёнкой. что вскоре образовала изысканный чёрный доспех из тени.
      Облачившись в свою защиту, девушка устремилась к оставленному одним из инферналистов огнестрельному оружию.
      Чёртовы охотники, из-за них ей приходится не только убивать, но и смотреть, чтобы не прибить кого лишнего.
      Ксавье выстрелил в демона ещё пару раз, кружа по комнате так, чтобы тёмные щупальца оказались между ними. Селесте пришло в голову, что он демона просто отвлекает.
      Селесте какие-то секунды выжидала, усиливая себя, изучала поведение своего противника, и, когда поняла, что вероятность атаки инквизиторов или перемещения врага в неожиданном направлении будет меньше, сделала свой ход - ускорив себя до возможного предела, она шагнула через Бездну прямо за спину инферналиста, чтобы свернуть тому шею.
      Но эта замечательная идея, к сожалению, пришла в голову не ей одной, и, выйдя из тени Селесте натолкнулась на невидимого Антония, который, похоже, уже вовсю примеривался к шее демона с кинжалом в руках. Так что у демона появилось достаточно времени, чтобы избежать захвата Селесте и двинуть монаха кулаком в грудь. Да так, что позавидовал бы любой бруджа - тот отлетел на метров пять, врезался спиной в бетонную стену и без движения упал на пол. Ксавье не стал стрелять, видимо, не желая задеть Ласомбра, и вместо этого бросился к поверженному товарищу.
      Это не отменило того, что Селесте, продолжая тратить кровь и держать темп битвы, повторила попытку. Бить просто так врага, который может быть вполне неуязвим в этом плане - как-то глупо, так что у неё было немного времени, чтобы повредить одной атакой так, чтобы тот уде не встал.
      
       Но демон уворачивался снова и снова, двигаясь ничуть не медленнее самой Селесте. У неё даже появилось ощущение, что он над ней насмехается. Ощущением это было именно потому, что тело, в котором он находился, было уже мёртвым, и лицо было слишком искажено от трупного окоченения, чтобы судить о выражении наверняка. Неизвестно, сколько бы ещё продолжался их своеобразный танец по камнате, если бы с суровым восклицанием "Befreie mich!" изниоткуда не возник Кристоф. Который, увернувшись от кулака демона, ударом клевца превратил его левое колено в кровавое месиво, резко снизив мобильность врага и предоставив Селесте наконец-то совершить задуманное.
      "Ну хоть какая-то польза",- с негодованием подумала Селесте о действиях инквизиторов. Раздосадованно посмотрев на тело убитого дважды, она отшвырнула его подальше, как ненужную куклу. Ведь от него и правда не было толку - кровь в нем если и была, то непригодна для вампира.
      
      Кристоф и сосредоточенно смотрел в точку чуть выше валяющегося неподвижной кучей тела и мрачно заметил:
      - В такие моменты я жалею, что не являюсь одним из них.
      - Это легко поправимо,- безэмоционально откомментировала Селесте.
      - Я про демонов, а не про мертвецов, - сухо ответил инквизитор, а затем обратился к Ксавье. - Как там Антоний?
      - Сломанные рёбра и травма черепа. Я попробую ему помочь, но мне понадобится помощь Хелены.
      - Хорошо. Я направлю её сюда, - кивнул Мурнау.
      - Хелена? Иногда я сомневаюсь в широте фантазии Создателя,- иронично бросила она.
      - Это не случайно. Отец нас так назвал в честь близнецов Мурнау. Хотя мы совсем не близнецы, - инквизитор пожал плечами. - Вы знали моего предка, расскажите мне о нём.
      - Зачем? - Ответила она вопросом на вопрос. Зачем ему хочется знать о предке? Чтобы стать таким же инфантильным и фанатичным?
      - Всё, что я узнал о нём, я почерпнул из его собственных дневников. И, хотя я умею читать между строк, мне прекрасно известно, что автобиографии чаще всего имеют очень мало общего с реальностью. Кроме того, я сильно сомневаюсь, что мне ещё когда-либо в жизни доведётся встречаться с теми, кого он знал.
      - Я хочу увидеть их... - Выдвинула она встречную просьбу,- считай это оплатой...
      - Кого, дневники? - Мурнау удивился. - Хорошо.
      - Что в этом удивительного?
      - Зачем читать дневники человека, которого и так знаешь. В лучшем случае, он предстанет в менее выгодном свете.
      - Считай это любопытством. У тебя есть одна часть, у меня - вторая. Если сложить, может получиться что-то цельное.
      
      - Мой предок хорошо знал своё дело, хотя и страдал чрезмерным идеализмом. Ему казалось, что среди тех существ, что он уничтожает, есть достойные спасения. Ничем не отличающиеся от него самого или других достойных людей, - заметил Кристоф. - Впрочем, полагаю, вам известна эта его слабость.
      Селесте усмехнулась.
      - Забавно слушать это от человека, основывавшего свое мнение на дневниках,- скорее это было доброй иронией.
      - И где находятся эти дневники?
      - Не знаю, что читать легче: людей или книги, которые они пишут, - Кристоф пожал плечами. - А дневники в моём доме.
      - Надеюсь, твоя сестра не будет против гостей...
      - В ближайшее время Хелена будет занята, - ответил Мурнау. - Прошу меня простить...
      Он достал из кармана телефон, набрал номер и сообщил кому-то, что Ксавье требуется помощь, а так же назвал адрес.
      - В таком случае,- она подошла, подобрала огнестрел инферналиста и взвесила его на руке, а потом бросила поверх трупа демона,- назови время и место.
      - Как вам будет удобно, - ответил инквизитор.
      - Я могу хоть сейчас.
      - Тогда можем отправляться прямо сейчас.
      Кристоф подошёл к автомобилю и открыл боковую дверь, галантным жестом предлагая Селесте сесть внутрь.
      Селесте оглянулась, будто с ней был ещё кто-то и села в машину.
      Мурнау сел на водительское сидение и завёл мотор.
      - Как вы познакомились с Кристофом?
      - Он сам пришёл в мой дом. Можно сказать, так сложилась судьба,- интересно, мог ли потомок Крифстофа знать её? И писал ли предок что-то...
      - Он искал вас? Зачем? - инквизитор даже не пытался скрыть своё любопытство.
      - Он искал не меня, а ведьму, которая убила его племянницу. К несчастью или счастью, тогда я тоже была в своём роде ведьмой. Я не знаю, как он нашёл мой дом...
      - Наверно, в очередной раз повезло, - Кристоф усмехнулся, видимо, это было шуткой. - А как вас зовут?
      - Неужели у Мурнау в дневнике не было имён?
      - Их было слишком много. Но я предполагаю, что речь идёт аб Амарант, значит, вы Селесте Девилль.
      - Амарант была не при чём... В мире тьмы тоже есть хищники и жертвы. А то, что сделала его сестра - просто спесивая месть за то, что она осталась жива. Не скрою, может, я поступила бы так же на её месте.
      - Сестра? - не понял Кристоф. - И что она сделала? Признаюсь, в дневниках было мало деталей по этому поводу. В основном там говорилось о вас.
      - Обо мне? - Она усмехнулась, но не откомментировала,- Если я правильно помню, Хелена хотела сама отомстить Джервейсу за убитую родственницу, а тот вместо того чтобы убить просто над ней поиздевался.
      - А... да, я тоже об этом читал. Надо думать, мой наивный предок не догадывался, что в будущем его читатели безо всяких подсказок смогут догадаться о характере этих "издевательств". Впрочем, не могу сказать, что я разделаю их сантименты. Тратить время на личную месть бессмысленно. Тем более, когда на плечах лежит большая ответственность.
      - Хорошо об это м говорить, пока сам не попадёшь в такую ситуацию.
      - Я уже попадал. И не раз, - Кристоф лишь пожал плечами. - Но мёртвых не вернёшь, и этим всё сказано.
      Селесте не была склонна верит всему, что ей говорят, даже в таких, казалось бы, незначительных мелочах. К тому же, свой "аванс" информации она уже выдала. Теперь ласомбра хотела получить своё.
      И Кристоф больше не задавал вопросов. А через полчаса они подъехали к средних размеров загородному дому.
      Далее она ехала молча, не выходя первой.
      Мурнау припарковал автомобиль.
      - Опасаться здесь нечего. Ни святой земли, ни освящённых распятий.
      С этими словами инквизитор вышел и направился к дому.
      - А кто Вам сказал, что я чего-то опасаюсь? - Немного насмешливо ответила она и вышла,- хотела проверить насколько современное поколение отличается манерами...
      - Я видел, как святая земля превращает вампиров в пепел за считанные секунды. Заманивать на неё гостя было бы довольно подло с моей стороны. Впрочем, Кристоф писал в своём дневнике, что ему попадались сородичи настолько святые, что могли ходить не только по освящённой земле, но даже при свете дня, - Мурнау снова оживился, вспомнив об этом. - И он почему-то называл его то "ангелом", то "госпитальером". И добавлял, что пишет в спешке, потому что воспоминания о событии изглаживаются у него из памяти. Из-за чего все, кроме меня, считали это сном или наваждением.
      Селесте посмеялась с закрытым ртом.
      - Даже так...
      Она прошла за ним.
      Кристоф открыл двери дома и жестом пригласил её зайти внутрь первой:
      - Да, мне показалось, что это весьма любопытно. Вы встречались с чем-то подобным?
      - И даже с кем-то... Думаю, я знаю, о ком идёт речь, но о нём мы вроде говорить не договаривались,- она улыбнулась и прошла в дом.
      - Верно, - признал Мурнау.
      Внутри уже горел свет. Обстановка была весьма... викторианской. Хотя Селесте она и могла показаться ультра-современной. На стенах висели портреты, на которых преобладали суровые, зеленоглазые и рыжеволосые леди и джентльмены немецкой наружности. Полы, стены и лестница были деревянными. А вот стойка для зонтов и вешался для одежды - чугунными. Но всё вместе это производило необычное впечатление - словно Селесте оказалось в фамильном доме целой династии палачей.
      - Не угнетает обстановка? - Поинтересовалась она, как психолог.
      - Я редко здесь бываю, но я всегда любил этот дом, - признался инквизитор. - Это одновременно и музей, и библиотека, и монумент дому Мурнау и нашим идеалам. Это трудно объяснить. У вас никогда не возникала настойчивого чувства чуждости вам этого мира и его обитателей?
      - Нет, но есть стойкое впечатление, что на стенах и полках не хватает отрезанных голов и чучел людей, вампиров и демонов,- едко съязвила она.
      - Они были бы здесь лишними, - на полном серьёзе возразил Кристоф. - Иначе возник бы вопрос, так уж ли сильно они отличаются от людей, изображённых на портретах.
      - Заблуждения и ханжество... Та же ложь, никогда не казалось? - Спросила она, прохаживаясь и разглядывая портреты, ища очевидно знакомые.
      - Я называю это идеализмом. Это простительно. Этот "госпитальер" тоже, будучи вампиром, считал себя карающим ангелом. Просто меня не коробит признание того факта, что я не человек. Не более, чем вампир, оборотень, колдун или демон в теле смертного.
      Все лица были чем-то друг на друга похожи. Но сдвоенный портрет Кристофа и Хелены в одеждах начала 18-го века Селесте разыскала без особого труда.
      - Когда они умерли? - Спросила она, стоя напротив.
      - Хелена фон Мурнау погибла в 1728-м году. А её брат Кристоф исчез на пару лет раньше.
      - Исчез? - Это слово обычно свидетельствовало о том, что либо родственничек просто стал каким-то другим видом нежити, либо действительно остались от хантера рожки да ножки.
      - Насколько я могу судить из архивов, он отправился в Умбру и не вернулся. Хотя за точность этих сведений ручаться не могу.
      - А кто архивировал? - Ей всегда было интересно узнать подобные вещи "о которых никто никогда не слышал", например,- Хелена?
      - Нет, в основном это были другие члены дома, - Кристоф слабо усмехнулся. - Хелена не любила писанины.
      - И много вас сейчас? - Спросила она скорее из праздного любопытства.
      - Достаточно, - Мурнау пожал плечами.
      - Достаточно для чего? - ответ повеселил.
      - Для Борьбы. Впрочем, это не самый увлекательный предмет для разговоров. Лучше расскажите, как вы оказались в том месте.
      - Сперва мне бы хотелось взглянуть на дневники.
      - Да, конечно. Они в моём кабинете, наверху.
      Селесте жестом попросила её сопроводить.
      И Кристоф отправился наверх. Там он свернул на право и открыл резную дубовую дверь в кабинет.
      Селесте вошла, разглядывая помещение.
      Это было нечто среднее, между библиотекой и рабочим кабинетом. Полки стояли вдоль стен, а массивный стол располагался у окна.
      Девушка отошла немного в сторону, выжидая, пока к ней в руки попадут нужные документы.
      Мурнау открыл стол и достал оттуда несколько стопок сшитых вместе листов. Видимо, оригиналы хранились где-то в другом месте. И протянул их Селесте.
      - Насколько точна эта копия? - Она открыла листки, разглядывая, на каком это вообще языке.
      Мемуары Кристофа он Мурнау были на немецком.
      - Содержимое было перепечатано с оригинала дословно. Читать рукопись сложновато, а заботиться о ней и того труднее.
      - Мне бы хотелось оригинал.
      - К сожалению, он сейчас недоступен. Оригинал хранится далеко отсюда, в фамильном замке.
      - Досадно,- ответила она так, словно укоряла инквизитора. Тем не менее, стала читать.
      Бабочка быстра, но его рука быстрее. Он сминает её, бросает на землю рядом с собой. Он улыбается. Он завидует ей и, вытирая ладонь о лицо, представляет, что это его кровь, что он тоже умирает. (с)
      Домашнее животное должно быть тихим, спокойным, не гадить где попало и не доставлять хлопот хозяевам. Вот, например, чучело кота...
Via Equitum, детектив Ева Адель Мейер
Чарник
 Вещи и внешность
рост средний, волосы тёмные, прямые до лопаток, глаза ярко-синие, одета в гольф, кожаные черные штаны, лаковую черную куртку и полусапожки на толстом широком каблуке. На всю спину татуировка в виде кланового герба Малкавиан.
С собой: документы, мелочи, нокиа смартфон (не сенсорный), армейский нож, глок 19 (обойма 33) в кобуре на поясе, + 2 запасные.
(Доминирование)
- Не пей кровь, пока тебе не предложат. И не пей крови, которую тебе предложит Александр Батори, если она в бутылках, пакетах и прочих неживых сосудах. В клубе [Моментум] ты можешь пить кровь, но никаких убийств. Если ты не хочешь искушать себя лишний раз, то попроси крови у бармена.

путь

За это сообщение автора Ева Адель Мейер поблагодарил:
Стана Беккер
Аватар пользователя
Ева Адель Мейер
Paladin lvl4
 
Возраст на вид: 27
Статус: Детектив
D.Rate: B

Выпито: 197 БП.
Пожертовано: 470 БП.
Сообщений: 1503
Зарегистрирован: 15 авг 2011

Вернуться в Флэшбэки (прошлое)


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron