Нью-Йорк, 1983

Истории и события персонажей в прошедшие времена и, возможно, в других городах и странах.

Нью-Йорк, 1983

 #1  Сообщение Джонатан Теодор Дастен » 06 фев 2012, 16:20

США, восьмидесятые. Элистер дуктус, Джо - брат в его стае.
Только что закончилось сражение за участок Манхэттена. Из стаи уцелели они двое, из камарильи - никто, или, по крайней мере, они таковых не нашли. Оба серьезно ранены, но не то чтобы совсем пиздец.
Заброшенный складской контейнер, ящики, мусор. Дверь закрывается неплотно. До рассвета четыре часа.


Джо закончил возиться с ржавыми жалюзи, убедившись, что до конца они не закроются при всем желании - погнутый косяк не позволял опуститься одной стороне, так что в конце концов усилиями носферату дверь окончательно заклинило.
- Ящиком загородим, - задумчиво поделился он своими планами. - По крайней мере, теперь без болгарки их ни одна живая душа не откроет.
Вероятные визиты "живых душ" в случайные убежища его всегда беспокоили, несмотря на привычку спать скрытым от любопытных глаз. Особенно беспокоили живые души, которыми могла воспользоваться Камарилья для их поиска в случае, если кто-то из сукиных детей все-таки уцелел.
Прижав ладонью бедро раненой ноги, будто от этого меньше болело, он дошел до ближайшего ящика и, ругнувшись сквозь зубы, тяжело сел. Болела не только нога, но и опаленный бок, и их восстановление займет время. А потом придется подумать о присоединении к новой стае - или создании таковой. В этом вопросе он сейчас полагался на дуктуса.
- Какие теперь планы, шеф? - Негромко обратился он к Элистеру.

Малкавиан на полу, в дальнем углу и скрипя зубами, разглядывал культяпку, оставшуюся у него вместо правой кисти и предплечья, не обращая никакого внимания на возню твари, видимо, пытавшегося максимально обезопасить помещение от солнца и нежданных гостей. Когда же носферату наконец успокоился, уселся и задал вполне ожидаемый вопрос, Элистер оторвался от своего занятия и ответил, поднимаясь со своего места:
- Перво-наперво надо бы пожрать, брат, а потом заняться и другими делами. До рассвета еще далеко, поэтому, полагаю, мы должны успеть.
- Я про далеко идущие планы, шеф, - Джо демонстративно закатил глаза. - Пожрать успеется. Как в порядок себя приведем...

Впрочем, для него этот вопрос был не так прост. К пропитанию носферату относился уважительно, как к ритуалу, имеющему свое начало, кульминацию и завершение. При этом сам объект не имел никакого значения - главное, чтобы никому не вздумалось его искать.
Джонатан прикинул, хватит ли ему крови, чтобы обеспечить себе возможность нормально ходить и при этом сохранять самообладание. Судя по ощущениям - впритык.

- Чтобы строить далекоидущие планы, нужно сперва подлататься и пожрать, - проворчал Элистер. - А то, пока будем их строить, перегрызем друг другу глотки и строить дальше будет некому. Так что собирайся на охоту. Времени до рассвета у нас предостаточно.
- Понял, шеф, - недовольно отозвался носферату. Изуродованная мышца постепенно срасталась, заполняя плотью кровоточащую дыру. Менее больно от этого, правда, не становилось, по крайней мере, пока. - Дай мне четверть часа, и я готов.
- Окей, - кивнул малкавиан и сам начал избавляться от пары дыр в черепушке. В конце-концов не стоит переться на охоту, будучи невменяемым от боли.

Прислонившись спиной к стене, Джо замолчал, закрыл глаза и попытался расслабиться, надеясь, что так дело пойдет быстрее. Он физически чувствовал каждую каплю вите, приливающего к краям повреждений и восстанавливающего структуру тканей. Даже с закрытыми глазами он видел, как затягиваются самые крупные раны. Наконец, когда большая часть повреждений была излечена, он ощутил, что чувство голода достигло предельно допустимой отметки, и открыл глаза, вставая.
- Я все, шеф. Как твои успехи?
Элистер так же немного привел себя в порядок, заодно усиливая вечное чувство голода. Избавился от нескольких дырок голове, затянул порезы на туловище и даже успел отрастить потерянный мизинец на левой руке, когда к нему обратился Джо.
- Третий сорт - не брак. Для охоты сойдет, Джо, - ответил дуктус.
Носферату медленно кивнул, пробуя встать на ногу. Больно, но ходить можно, при особой необходимости - даже бегать.
- Тогда идем.

Поднял жалюзи он без труда, несмотря на простреленное плечо, - попросту вырвал края из пазов. Аллея контейнеров с расписанными баллончиком широкими дверями слева заканчивалась тупиком, а справа - пятачком света под уличным фонарем. Шанс застать здесь кого-то в такое время был невысок, но и вероятность привлечь излишнее внимание еще меньше. Тем не менее Джо предпочел скрыться из виду для посторонних, полагая, что его дуктус поступит так же.
Но Элистер поступил несколько иначе. Задержавшись немного в помещении, он накинул на себя маску, один из тысячи образов людей, пересекавшихся с ним и не всегда оставашихся в живых. Вслед за носферату вышел долговязый мужчина, на голову ниже ирландца, с чёрными волосами до плеч и короткой, аккуратно подстриженной бородкой. А изрешеченную куртку "сменил" целый, правда, немного поношеный плащ. Малкавиан направился к свету, полагая, что невидимая ему тварь следует за ним.
Оценив уместность принятого образа, Джо слегка обогнал дуктуса, полагая, что это даст им небольшое преимущество в их охоте.

Первого человека он увидел, пройдя меньше двухсот метров: не первой свежести ночная бабочка прогуливалась вдоль шоссе, надеясь, что один из редких проезжающих мимо автомобилей заинтересуется ее услугами. Она пошатывалась на тонких шпильках и безуспешно пыталась согреться, кутаясь в неестественно-алое пальто из искусственного меха. Водители при виде нее только прибавляли газу.
Бесшумно проследовав вперед, чтобы обойти женщину, носферату предоставил напарнику право сделать первый шаг, хотя даже сам цвет ее одежды провоцировал приступ голода.

Заметив женщину, Элистер двинулся в её сторону, но, не дойдя немного, остановился у фонарного столба и, облокотившись о него, окликнул проституку:
- Эй, милашка! Ты не замерзла?
Женщина вздрогнула и обернулась на голос. Она оказалась намного моложе, чем выглядела издалека, но небрежный тяжелый макияж, нелепая одежда и общая потасканность прибавляли ей лет десять. В трясущейся от холода руке она сжимала тонкую зажженную сигарету.
- А что, сладкий, хочешь погреться? Сто баксов и я твоя, - сходу перешла к делу профессионалка. Вообще-то в такую погоду она бы согласилась даже на десятку, но чем черт не шутит.
Джо зажал рот ладонью, чтобы не рассмеяться и не выдать себя. Он стоял в шаге за ее спиной и мог бы коснуться, протянув руку. Оглядевшись, он уже собирался перейти к делу, как за поворотом появилась полоска света автомобильных фар, и носферату отступил, ожидая, пока машина появится.
Коллинс оторвал себя от столба и неспешной походкой направился к "ночной бабочке", отвечая ей с похотливый ухмылкой:
- А не многовато ли ты просишь, дорогуша, за свои промерзшие телеса?
- А на сколько я, по-твоему, выгляжу? - Пропела красотка прокуренным голосом, но осеклась, как только машина показалась из-за поворота. Это был полицейский автомобиль.
Джо усмехнулся. "Удачно".
Проститутка сделала движение, будто собиралась рвануть, но быстро сообразила, что недалеко убежит в своих сапожках, поэтому стала активно делать вид, что она просто припозднившаяся гражданка, без особой надежды, впрочем. Издалека включив мигалку и подав короткий сигнал сиреной, автомобиль поравнялся с парочкой. Из машины вышли оба офицера - достаточно комичная пара: тот, что сидел за рулем, - постарше, с благородной сединой в усах, высокий и худощавый; его напарник - молодой, очень полный, с румяными щеками, похожими на яблоки, и внушительной ширины задом.
- Доброй ночи, офицеры, - ночная бабочка пошла в атаку сразу же, - что-то не так? Мы тут с моим другом... - она демонстративно приобняла Элистера, - возращаемся с вечеринки.

Когда женщина консулась сородича, тот слегка вздрогнул, беспокоясь о сохранности маски. Но, похоже, образ теней его не покинул, так как это наверняка бы заметно отразилось на поведении смертных. Элистер пока предпочел молчать, строя из себя не вполне трезвого прохожего и предоставляя возможность говорить проститутке. В это же время он внимательно разглядывал появившихся копов, вполне допуская возможность "приглашения" стражей порядка к "братской трапезе".
- Да ну? - Издевательским тоном переспросил тот коп, что постарше и, вероятно, выше по званию. Его коллега остался стоять у машины, оперевшись пухлой рукой на капот. - И как же зовут твоего... друга, Кэролайн? - Похоже, полицейский отлично знал и саму женщину, и род ее занятий.
- Билл, - не раздумывая, заявила ночная бабочка. - Друг моего брата, приехал погостить. А в чем проблема?
- Сдается мне, - неторопливо начал коп, подходя ближе, - что если я попрошу у Билла документы, то обнаружу там другое имя.

Джо не стал слушать перебранку - он постепенно терял остатки самообладания, к тому же нога все еще неестественно кровоточила, что начинало его беспокоить. Оказавшись за спиной дуктуса, он едва слышно шепнул ему на ухо, не нарушая покрова тени:
- Толстяка беру на себя. Длинный и женщина - твои.
Элистер еле заметно кивнул в ответ на шепот твари, а затем, слегка пошатываясь, вырвался из объятий женщины и ответил заплетающимся языком, потянувшись рукой под куртку, где у него был спрятан большущий нож Боуи:
- А в чем проблема-то, офицер? Естественно, что в документах у меня написано не Билл, а Уильям... Вот, постойте минутку, сейчас вам всё покажу.
- Руки! - Офицер явно был не так прост и сразу почуял неладное. - Держите руки на виду, мистер Билл. Похоже, нам придется задержать вас и мисс Кэролайн, чтобы задать пару вопросов в участке.
На лице проститутки отразились одновременно разочарование и мысль "Ну хоть погреюсь".
- Конечно, конечно, офицер, - Элистер, будто испугавшись офицера, поднял вверх дрожащие руки, а затем продолжил потягивать время. - Вот мои руки, сэр. Может, нам всё-таки удастся обойтись без лишних формальностей?

Джо не стал терять время. Оказавшись рядом с толстяком, он внезапным тяжелым ударом приложил его лицом о капот автомобиля, снимая невидимость. Рядом с Элистером носферату с его тонкими конечностями, узкими плечами и болезненной худобой выглядел хрупким и миниатюрным, несмотря на рост, но при случае демонстрировал чудовищную физическую силу. На капоте осталась глубокая вмятина, пятнышко крови и пара осколков зубов, а коп потерял сознание прежде, чем успел что-либо сообразить, и рухнул на асфальт. Правая половина его лица превратилась в кровавое месиво.
Как только Джонатан вырубил второго полицейского, отвлекая тем самым внимание долговязового, этим не преминул воспользоваться малкавиан, неожиданно обрушив кулак своей левой руки на челюсть офицера, тем самым "выключая" его и представая перед окружающими во всей своей красе. В это же время правой "клешней" дуктус схватил за горло проститку, перекрыв ей доступ кислорода стальной хваткой, что стало причиной потери сознания.

Шансов ни у кого из троих смертных не было - в этом Джо не сомневался. Короткая потасовка, судя по всему, осталась незамеченной; ни один из полицейских даже не успел вытащить пистолет.
- Как насчет воспользоваться их машиной, шеф? - Предложил носферату, за шиворот поднимая с земли толстяка так легко, будто это был восьмилетний ребенок. - А потом устроим с ее помощью небольшой взрыв.
К счастью, Джонатан не чувствовал запаха крови и сохранял способность трезво мыслить, пока не смотрел на разбитое лицо смертного. Он предпочитал питаться без свидетей.
- Поддерживаю твою инициативу, Джо, - ответил Элистер, нагнувшись к копу. Он быстро снял у того наручники с пояса и надел ему на руки, скрутив их за спиной. Затем снял его пояс и скрутил ноги. После чего, стянув с полицейского рубашку и разрывая её на импровизированные путы, переключился на "стреноживание" проститутки.
Пристроив необъятное тело второго полицейского на помятом капоте, Джо скрутил и его, заодно прощупав пульс. Толстяк был жив, но это ненадолго. На всякий случай всунув между раскрошенными челюстями его же галстук, носферату сделал попытку запихнуть его в багажник, но быстро убедился, что закрыть его не удастся. Пожав плечами, он оставил как есть: сквозняк явно был не самой большой неприятностью офицера на сегодня.
Пока дуктус возился с женщиной, Джонатан пристроил второго полицейского на заднем сиденьи.
Разобравшись с "бабочкой", Элистер глянул на труды носферату.
- Уверен, что здоровяк не попытается вывалиться из багажника, если очнется? Может и его запихнем в машину, а эту, - малкавиан кивнул на проститутку, - засунем в багажник?
- Вряд ли он очнется, - усмехнулся носферату. - Для него же будет лучше больше не приходить в себя. Могу добить прямо сейчас, если тебя это беспокоит.
- Ладно, пусть лежит, - согласился Элистер, запихивая проститутку на заднее сиденье, в компанию к второму полицейскому. - Жрать живого куда приятнее.
- И я о чем, - задумчиво согласился Джо, садясь в машину. - Куда едем, шеф? Здесь недалеко есть пустырь. Раньше там собирались подростки, но теперь... - носферату сдержанно хихикнул, - теперь не собираются.
- Хм, ну давай туда, - усмехнулся Элистер, садясь на место водителя. - Показывай дорогу.
- Туда, - Джо махнул рукой. - А за стоянкой свернешь.

Женщина на заднем сиденьи зашевелилась, начиная приходить в сознание, но, похоже, пока не понимая, что произошло. Малкавиан завел машину и направился в указаном направлении. Вскоре он уже останавливал полицейский автомобиль на пустыре, постепенно превращающимся в свалку.
- Фейерверк устроим здесь же? - произнес Элистер, поворачиваясь к твари и заглушив мотор автомобиля.
- Не ехать же для этого куда-то еще? - Резонно заметил носферату, выбираясь из машины. Деловито оглядевшись и убедившись, что с его последнего визита облюбовать это место больше никто не успел, Джо открыл заднюю дверцу и выволок на землю проститутку. Закричать она сообразила только сейчас, но сразу же снова потеряла сознание, получив жестокий удар в висок. А может, это лицо вампира произвело на нее неизгладимое впечатление.
Убедившись, что женщина молчит, Джо направился к багажнику, чтобы извлечь плотно утрамбовавшегося по пути копа.
В отличии от носферату, Элистер не отличался такой уж щепетильностью в отношении того, где и что есть. Поэтому, не вылезая из автомобиля, просто подтянул к себе второго копа и вонзил свои клыки ему в шею, наконец-то наполняя себя единственной желанной жидкостью.
С толстяком Джо не особо церемонился и, кажется, даже сломал ему руку, с силой дернув на себя. В любом случае, спустя минуту он лежал на сухой траве рядом с проституткой.
Оглянувшись на машину и убедившись, что на этих двоих дуктус пока не претендует, носферату после секундного раздумья решил начать с женщины - разделывать гору жира ему не очень-то улыбалось.
Опустившись на колени, Джонатан приподнял "бабочку", держа ее почти нежно, и сомкнул челюсти на ее горле, утоляя первый голод. На этот раз признаков жизни она не подавала, хотя сердце все еще продолжало биться, услужливо доставляя кровь к месту укуса.
Малкавиан не торопился. Он специально пережимал губами артерию, заставляя кровь течь менее интенсивно, смакуя каждую каплю жизни полицейского. Хотя кровь эта не относилась к высшему сорту. Похоже, её обладатель не отличался крепким здоровьем, баловался периодически спиртным и покуривал табачок. Обо всем этом Элистеру поведала кровь мужчины.

Для Джо кровь была только половиной дела. Осушив жертву примерно на треть, он опустил ее обратно на землю и достал из внутреннего кармана видавшей виды куртки охотничий нож. Грудь женщины под дешевым нейлоновым платьем без бретелей оказалась вялой, с чрезмерно большими бледными ореолами сосков. Введя острие ножа неглубоко под кожу прямо между грудей, носферату нашел нужное место и ударил основанием ладони по рукояти, а затем с хрустом провернул нож, разделяя ребра. Женщина дернулась и снова затихла. Поддернув кость ножом, как будто вскрывая консервную банку, Джонатан расширил разлом и отложил нож, продолжив работу руками. Запустив кончики длинных тонких пальцев в рану, он без видимых усилий разломал грудную клетку, обнажая внутренности, и снова взялся за нож.
Полость грудины уже до половины наполнилась оставшейся кровью, так что печень пришлось вылавливать. Аккуратно разделив ее на три удобных части, Джо поглотил их одну за другой. Даже за столько неприглядным занятием он умудрялся сохранять достоинство, сидя с прямой спиной и поедая кровоточащую плоть неторопливо и абсолютно беззвучно. Вкуса он не чувствовал, и, может быть, к лучшему, - только как скользские сочные кусочки проходят друг за другом по пищеводу и скапливаются в желудке, чтобы затем быть переработанными в проклятое витэ.
Закончив со своей "порцией", малкавиан откинул труп обратно на заднее сиденье. Затем, выйди из машины, он оперся на открытую дверь и стал с интересном наблюдать за трапезой твари. Его привычки были довольно-таки занимательны. Коллинс давно уже хотел понять, почему этот носферату вынужден вместе с кровью поглощать и плоть? Хотя большинство других каинитов при первом же вкусе какой-либо другой пищи помимо крови начинали блевать.
Не обращая на Элистера ни малейшего внимания, Джо закончил с печенью и аккуратно отделил ножом сердце, а затем съел его так же бережно, свободно позволяя излишкам крови стекать по своему подбородку под воротник рубашки. В ситуации более жесткой нехватки крови он мог перейти к мышечной ткани, а если разрывал тело зубами, обычно проглатывал несколько лоскутков кожи. Другие части он не трогал, опытным путем определив, что это неизбежно приводит к приступу рвоты, особенно употребление жировой прослойки.

Закончив, носферату наконец поднял взгляд на дуктуса.
- Что будем делать с третьим, шеф? - Он уже насытился и на кровь второго полицейского не претендовал. Раны на бедре и боку уже успели затянуться.
- Как думаешь, он доживет до завтрашней ночи? - Вопросом на вопрос ответил Элистер, кивнув в сторону толстяка.
Джо с сомнением покосился на тело. Судя по едва заметному движению груди, коп был еще жив. Носферату недовольно повел плечами.
- Тащить эту тушу на себе через полгорода? Да ты шутишь, шеф. Разве что мы устроимся где-нибудь поблизости.
- Ну и хрен с ним, - махнул рукой Элистер. - Засунем в машину. Пусть прогреется.
Кивнув в знак согласия, Джо поднялся с земли и принялся деловито перетаскивать тела в машину.
Малкавиан в это время снова залез в автомобиль и начала рыться в карманах долговязового. Очень быстро он нашел именно то, что искал - коробок спичек. Переложив "добычу" в карман куртки, Элистер заглянул в багажник. И вновь ему удалось найти требуемое - канистру, наполовину заполненную бензином. Вытащив её, Коллинс захлопнул крышку и начал обливать машину топливом.
- Повезло, - отметил Джонатан, запихнув в машину оба тела и отойдя на несколько шагов. Обычно в таких случаях он пользовался импровизированным фитилем, который засовывал одним концом в бензобак. Найденная Элистером канистра значительно упростила дело.
Как многие шабашиты, Джо по-своему любил пожары и взрывы, каждый раз испытывая себя на силу воли, но здравый смысл всегда требовал держаться от огня подальше. Тем более воспоминание об обожженном боке было еще свежо.
Элистер лишь кивнул в ответ на короткое замечание носферату, методично продолжая своё занятие. Когда большая часть машины оказалась залитой бензином, малкавиан разлил небольшим "фитилем" остатки горючего, образуя бензиновый ручеек, протянувшийся метра на три от машины. Затем, отбросив в сторону канистру, каинит достал спички и кинул их твари, говоря с усмешкой:
- Действуй, кочегар.
Джо не был вполне уверен, что значит этот жест, но уточнять не стал. Он уже привык к странноватым закидонам малкавианина.
Дойдя до конца бензиновой полоски, он присел на корточки, как бы проверяя себя, зажег спичку и поднес к смоченной бензином траве. Опускать спичку до земли не понадобилось - воспламенившиеся пары тут же спровоцировали цепную реакцию, и ручеек быстро побежал к автомобилю.

Выпрямившись, носферату сделал неопределенный жест рукой:
- Идем. Посмотрим на фейерверк издалека. Не хочу быть рядом, когда рванет бензобак. К тому же через десять минут здесь будет полно пожарных.
Ирландец кинул безумный взгляд на машину, охваченную пламенем, а затем, повернувшись к носферату, ответил:
- Что это вдруг Скользкий Джо боится шума? Хотя ты прав. Пошли отсюда.
- При чем тут шум, шеф? - Носферату болезненно поморщился. - Я просто рад, что у меня ничего не болит, и надеюсь продлить это состояние хотя бы до завтрашней ночи, не получив в лоб осколком раскаленного металла. На сегодня достаточно.
Он недовольно потрогал дыру на куртке в том месте, где еще вечером был карман.
Безумный смех малкавиана слышался в окрестностях с полминуты, после чего неожиданно стих и сменился спокойной, негромкой речью:
- Ну ладно, тогда двинулись. Хотя было бы забавно поглядеть на дополнительную комплектующую в твоей черепушке.
- Да иди ты, - беззлобно огрызнулся Джо и направился прочь с пустыря, спиной чувствуя, как разгорается пламя. Носферату был сыт и спокоен, и из его тона исчезли напряженные нотки, оставляя голос привычно вкрадчивым и бархатным. Когда раздался взрыв, он даже не вздрогнул.
- Возвращаемся туда же, шеф?
Малкавиан снова расхохотался, а затем последовал за Джонатаном, время от времени усмехаясь тому в спину. В отличии от твари Элистер немного поморщился и вобрал голову в пелчи, когда раздался взрыв - громкие звуки его всегда раздражали и резали слух, вплоть до Безумия.
- А есть другие предложения? - Вновь вопросом на вопрос ответил Коллинс.
- В этом городе нет проблем с убежищами. По крайней мере, для нас.

До рассвета оставалось совсем немного.
Джонатан Теодор Дастен
Неместный
 


Вернуться в Флэшбэки (прошлое)


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3

cron